Детальное описание букет из конфет у нас на сайте.

Щучий рай

Статьи о рыбалке, заметки рыбаков


У каждого рыболова есть своя мечта. А если появляется шанс её осуществить, например, отправляясь на Нижнюю Волгу, то она возрастает во сто крат. Ещё бы, столько воды, такие просторы, здесь просто не может не быть крупной, по-настоящему трофейной, рыбы, нужно только суметь её взять. И вовсе не аргумент, что другим она не попадается на крючок — просто им не повезло.

Наличие множества рыболовных баз, оснащенных катерами с мощными моторами, позволяет добраться до любого укромного уголка, не говоря уже о широко известных ямах и протоках. Однако обилие рыболовов-«дикарей» в палаточных городках, да ещё вылов сетями все больше превращают поимку действительно трофейного экземпляра во что-то эфемерное, вроде поиска синей птицы. А кроме того, стоит учитывать, что рыбалка — это в каком-то смысле все-таки лотерея.

Золотая пора

Осень — отличное время, когда гнус уже не донимает, о жителях палаточных поселений напоминают костровища и оставленный мусор, а рыба активно жирует, завершая летний сезон. Октябрьская степь встретила нас ярким солнцем и опаленным золотисто-соломенным пейзажем до самого горизонта. Зеленьдревесно-кустарниковой кром- ки берега и редкие буро-зеленые прядки тростника в дрожащем мареве на далеких ериках лишь подчеркивали необъятные просторы, непривычные для глаза жителя средней полосы.



Ещё прошлой ночью, проезжая Тамбовскую область, мы любовались в лунном свете искорками инея на придорожной траве, а здесь вновь окунулись в август. Пряный аромат степных трав смешался с терпким запахом разлагающихся водорослей, выброшенных на берег. Именно таким воздухом приключений и путешествий, видимо, дышали древние пилигримы и первооткрыватели.

Наш гид — волгоградец Николай — вез нас на место будущей стоянки мимо многочисленных придорожных развалов с хрустящими сахарными арбузами, сочными помидорами, сладкими перцами, продаваемыми ведрами. Но вот, наконец, мы у цели. С высокого крутого берега по пятнам воды с различной прозрачностью и форме волны хорошо читались прибрежные отмели, бровки. Простор такой, что дальний берег виден в виде узкой песчаной кромки, на его фоне буксир с баржей на фарватере выглядел мелким неуклюжим насекомым.

Одной из задач нашей компании была ловля сома донкой, причем на щучку, потому как на 16-метровой яме традиционная наживка — лягушка не выдерживала давления воды и быстро засыпала. Щучка же, продетая за ноздрю, держалась бойко несколько дней.

Именно за щучками в качестве живца мы и поехали на ближайший ерик. Эти многочисленные на Нижней Волге овраги, рукава, озерца, заполненные водой, — настоящий рыболовный рай. Не зря многочисленные семейные рыболовные фестивали начинают свою программу именно с них. Во время половодья почти вся волжская рыба заходит сюда на нерест.

А после стремительного спада воды рыбы одних видов гибнут из-за слишком высокой её температуры, а какие-то — приспосабливаются и до следующего сезона остаются в плену этих проток.

Жадные поклевки многочисленных щук привели нас в полный восторг. Единственным недостатком была обильная растительность (водяной шелк и неглубоко погруженная элодея канадская). Неточный заброс, и пучок водорослей повисал на крючке приманки, правда, появился стимул оттачивать мастерство подачи воблера или блесны.

Час пролетел незаметно. При этом мы наловили с лихвой: и на уху хватит, и на живцов для сома останется.



Причем полуторакилограммовая щучка (вполне приличная, по подмосковным меркам) становилась живцом, что поделаешь, на большой воде и «малек» иной.

Погода менялась каждый день. То ветер в течение для повернет на 180° несколько раз, то дождь заморосит, а то и заморозок ночью прихватит. Днем иногда можно и позагорать, а с заходом солнца наступала осень.



Большая вода не оправдала наших надежд, хотя без рыбы мы не оставались, но сазан на прикормку не вышел, а мелкие хищники в зачет не шли. И только за щучками нам приходилось утром и вечером, как на работу, отправляться на ерик.

Условия ловли

Ериков в районе нашей стоянки было несколько. Численность озерных лягушек указывала на наличие щуки — в одних и почти полное отсутствие — в других.

Если армия амфибий велика — шансы почти на нуле. Стайки непуганых разнообразных уток подсказывали, что люди здесь — не везде частые гости. Да и кто поедет сюда за рыбой, если взрослые рыболовы предпочитают этим озерцам Волгу, а мальчишкам хватает ближайших к жилью водоемов.

В некоторых ериках, расположенных неподалеку от нашего лагеря, практически не было открытого зеркала воды, но стоило лишь попасть в маленькое «окошко» диаметром 40–50 см, как незамедлительно следовал удар и удилище сгибалось дугой.

Хищник уходил под ковер из прошлогоднего тростника, плотно переплетенного тиной и водорослями, и часто приманка оставалась там навсегда. Особенно азартно было бороться «вслепую».

Резкие мощные рывки невидимого трофея, клубы илистой мути, «плетенка», режущая спагетти из растительного ассорти, и немой вопрос: «Кто же там?». Сходы мон- стров только подливали масла в огонь рыболовной страсти.

Но, увы, дважды в одном «окошке» не поймаешь — мути много, да и щука несколько напугана. Ерики с большим зеркалом воды, более-менее открытыми берегами и хорошим подъездом для автомобиля оказались наиболее интересными. Ещё на подходе сквозь ползущий туман слышались характерные всплески жирующей рыбы.

Но на предложенную приманку она не сразу реагировала поклевкой. Часто провожала блесну до самого уреза воды, но не клевала. Иногда две-три невидимые «торпеды» мчались с разных сторон, и только мальки брызгами разлетались перед пастью хищниц, указывая траекторию атаки. Но, дойдя до цели, «торпеды» замирали, сердце бешено колотилось — вот сейчас будет удар! Но… он не следовал, и приходилось вновь перебирать весь арсенал приманок, менять скорость проводки и динамику игры.

Если щука была поблизости, удар следовал моментально, даже когда блесна падала в тину. Каждый переход к новому месту совершали по большой дуге, и первый заброс производили издали, почти по наитию угадывая урез воды, чуть дальше кромки.

Каждое посещение водоема — новая головоломка. Ещё сегодня утром Blue Fox № 3 был лидером поклевок, а вечером с ним — полное фиаско, а «примой» становилась мелкая вертушка от Panther Martin. В следующий раз работал Minnoy Yo-Zuri с матовым блеском, и если его не оказалось в вашем арсенале — увы. Уокер с пропеллером собирал щук издали своим шумом, фонтан малька подтверждал это, но на крючок попадался лишь некрупный окунь, да и то редко.

Щуки, проводив до берега странную приманку, уходили в глубину. Поппер при этом вовсе не удосуживался внимания. Но самым интригующим было то, что среди зубастых зрителей попадались экземпляры, достойные объектива фотографа. При развороте от берега они создавали в воде эффектную воронку.

Алгоритм успеха

Не сразу, но мы все же нашли решение. Каждый переход к новому месту совершали по большой дуге, и первый заброс производили издали, почти по наитию угадывая урез воды, чуть дальше кромки. Если щука была поблизости, удар следовал моментально, даже когда блесна падала в тину. Не все атаки завершались успехом, но лиха беда начало.

Интересным открытием было то, что щуки, подобно окуню, сгоняли малька в «котел», прижимая его к стенке тростника. При вываживании одной хищницы её атаковали соплеменницы, иногда по несколько раз, и щука приходила к берегу с рваным хвостом или следами от зубов поперек тела. Но как только случался зацеп за многочисленные здесь водоросли, пир на некоторое время прекращался.

Однажды красный камушек в теле блесны Kuusamo произвел настоящий фурор. Когда был перепробован весь арсенал из коробок с приманками, мы поняли, что сегодня не наш день.



Уже от безысходности прицепили последнюю, ещё не опробованную блесну, и при первой же проводке произошла поклевка. И пошло-поехало…

Практически каждый заброс приносил трофей. Мой друг Юра бросал в ту же точку, но безрезультатно. Я специально посылал приманку туда, где он проверил, казалось бы, все возможные места стоянки рыбы, и… следовала поклевка. Видя, как мучается друг, я отдал ему блесну. Праздник перешел на его улицу.

Пожилой местный рыболов, попавшийся навстречу, с грустью спросил: «У вас тоже ничего?» «Да нет, у нас есть кое-что», — ответил я и подвел его к багажнику нашего автомобиля.

В большом пластиковом щике, высовывая то голову, то хвост, переваливались красавицы-щуки. «На что?» — ещё более упавшим голосом спросил он. «Пойдемте, покажу»,- я повел его по берегу за удалившимся компаньоном. Ещё на подходе, увидев сияющее лицо друга, я понял, что он тоже получил свою порцию удовольствия от рыбалки. «Где блесна? Покажи товарищу», — кивнул я на неудачливого рыболова. «Да вон она, висит на тростнике». На высокой стенке тростника у противоположного берега блестела серебряная искорка, играя на солнце.

Мы встречали раньше этого рыболова на ерике, когда он ловил с лодки. Поэтому дружно посоветовали не тратить времени зря, а плыть за чудо-блесной.

По дороге к машине Юра рассказал, что щуки просто сходили с ума, атакуя эту приманку. Приходилось отпускать большую часть обратно, так как мы не занимались заготовкой рыбы.

На очередном забросе почти у самого берега вывернулся настоящий монстр. Чтобы не зацепить водоросли, пришлось выдернуть блесну рывком, и тут же на этом месте щелкнула пасть громадной промахнувшейся щуки. «Дрожащими руками я сделал новый заброс, но сгоряча замахнулся слишком сильно, и вот результат», — вновь и вновь переживал ситуацию друг.

Послесловие

К сожалению, это был наш последний вечер. Утром мы поймали долгожданного сома, подарили его нашему волгоградскому товарищу, приехавшему помочь нам собраться, да и отпуск подошел к концу.

Позже Николай поведал нам, что за настоящими «крокодилами» местные рыболовы приезжают в декабре, конечно, при условии, что встанет относительно прочный лед, ведь крепкие морозы под Волгоградом бывают не каждый год.



Пробираясь через снег несколько километров, сбрасывая набранные за лето лишние килограммы, они бредут ради трофейной щуки. Берега многих ериков летом топкие и настолько плотно зарастают тростником, что о рыбалке на них не стоит и мечтать. Но именно здесь в течение лета щука съедает почти все живое, что может поместиться в пасть, включая мелких сородичей. Поэтому на жерлицы и крупные, до 15 см, но легкие отвесные блесны берут только матерые особи. Если мороз продержится дольше обычного, может произойти замор, поэтому чаще берут с собой всю пойманную рыбу. Главное при этом — не поддаваться алчности, ведь обратный путь весьма далекий, и даже на санках везти поклажу будет нелегко. Лучше вернуться сюда в ближайший выходной. А мы приедем за нашими щуками на следующий год.

На очередном забросе почти у самого берега вывернулся настоящий монстр. Чтобы не зацепить водоросли, пришлось выдернуть блесну рывком, и тут же на этом месте щелкнула пасть громадной промахнувшейся щуки.

Журнал «Рыбачьте с нами» 10/2006. Автор: Евгений Кузнецов. www.rsn.ru

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.